Menu

Дело Зиманова попало к Назарбаеву

>

Бумаги с жалобой на действия силовиков в деле Мухтара Зиманова наконец-то попали на стол Назарбаева, который поручил руководителю своей администрации Кариму Масимову и генпрокурору Асхату Даулбаеву разобраться и доложить. Но надежды, что вышеуказанные господа разберутся, совсем мало.

Об этом сообщает Футляр от виолончели

Мы уже не раз писали об уголовном деле сына одного из самых известных отечественных юристов, соавтора текста казахстанской Конституции, ныне покойного академика Салыка Зиманова.

Зная, как и что там происходило, посмеем высказать предположение, что, учитывая, какие важные персоны «заварили» уголовное дело Мухтара Зиманова и что сам Масимов так или иначе засветился в нем (его человек получил от контрабандистов один миллион долларов, при этом выскочил из «мясорубки», став свидетелем), все останется без изменений.

Единственная инстанция, которая может что-то реально сделать, это Верховный суд РК, куда дело Зиманова уже поступило. По предварительным данным, оно будет рассматриваться в январе 2014 года, то есть очень скоро. Но рискнет ли ученик Салыка Зиманова Кайрат Мами пойти поперек председателя АБЭКП Рашида Тусупбекова или струсит, сказать не беремся.

Кстати, в одной из своих публикаций на тему алматинских судей мы упоминали Булытбая Мамытова, председателя Специализированного межрайонного суда южной столицы по уголовным делам. Так вот, даже этот весьма влиятельный судья после ознакомления с материалами уголовного дела Мухтара Зиманова взял самоотвод — такие там были мощные «подводные камни».

Позволим себе еще раз со ссылками на материалы уголовного дела и протокол судебного процесса напомнить читателям, кто из нынешних власть имущих «засветился» в деле Мухтара Салыковича.

Во-первых, это глава казахстанской финансовой полиции Рашид Тусупбеков. Он даже снизошел до личной встречи с одним из фигурантов уголовного дела, для чего специально приезжал в следственный изолятор в Алматы, где имел конфиденциальную встречу, которая не протоколировалась и содержание которой так и осталось тайной.

Цитируем:

«Защитник Зиманова: — Расскажите, Юсупов, была ли организована встреча Потаниным или встречались ли вы с господином Тусупбековым?

Подсудимый Юсупов: — Да, встречался».

Именно поэтому адвокаты заявили ходатайство о вызове на допрос в суд господина Тусупбекова и других высокопоставленных должностных лиц, на что государственный обвинитель в лице прокурора начал возражать:

«Государственный обвинитель: -...По ходатайству о вызове и допросе высокопоставленных лиц прошу отклонить, адвокат Устимиров назвал фамилии, поскольку понятие «высокопоставленные лица» шире, чем заявлено, это не логично, не целесообразно, никто показания не даст!»

Неудивительно, что подчиненные председателя АБЭКП РК также оказались крайне нелюбопытными и не попытались установить, кто из высокопоставленных лиц оказался причастным к делу Мухтара Зиманова и растрате денег таможенников-контрабандистов.

«Адвокат Кунсеркин: — Скажите, принимались меры к установлению высокопоставленных должностных лиц?

Свидетель Потанин (бывший руководитель следственной группы финполиции): — Принимались.

Адвокат Кунсеркин: — Скажите, почему не были установлены?

Свидетель Потанин: — Не представилось возможным».

Почему не представилось возможным, можно понять по диалогу, который припомнил подсудимый Кусмановым во время судебного процесса.

Вот его слова: «У меня действительно был настоящий торг с финансовой полицией, потому что мне четко сказали: «Давай, Кайрат, вот так: половина ваша — половина наша, и идите на свободу!» После этого через 7 месяцев мне, так как с финансовой полицией контракт не получился, они сами там что-то... При этом у меня тоже были встречи большие: мне тоже говорили, давай «наговори» вот эти большие фамилии...

Потанин мне лично сказал при торговле на 313 статью и докладе об этом председателю, это все я знаю, то есть подтверждаю...»

Во-вторых, некие «очень сильные» люди во власти крышевали организованную преступную группу таможенников-контрабандистов и которые были повлиятельнее, чем бывшие начальник департамента центрального аппарата КНБ РК и другие высокопоставленные комитетчики..

Об их существовании стало известно из материалов уголовного дела. Там отмечено, что так называемым кассиром на таможенном посту «Хоргос» в течение полутора лет был некий Бердыханов, которому «отмечался» даже сам руководитель ОПГ Кайрбаев. А вот кому «кассир» передавал собранное, финполицейские выяснять не стали, по крайней мере об этом в материалах дела нет ничего.

Плюс первоначальная сумма, полученная от таможенников-контрабандистов на «развод» проблемы, за время следствия скукожилась с 9 до 3,25 миллиона долларов. Куда девалась дельта, знает руководитель следственной группы финполиции, но почему-то молчит.

«Адвокат Устимиров: Скажите, в этих записях он озвучил вам суммы, которые якобы проходят по делу, сначала 9 млн, потом 5 млн, потом 3 млн? Вот эти цифры откуда взялись?

Подсудимый Кусманов: Насчет 9 млн я вам скажу так, что Потанин сам прекрасно понимает и знает суммы, у него «прослушки» на руках — суммы нормальные...»

В-третьих, министр внутренних дел РК Калмуханбет Касымов, чей близкий родственник, родной брат его супруги Бахыт Отарбаев по кличке Кудрявый был одним из руководителей ОПГтаможенников-контрабандистов. Причем согласно протоколу судебного процесса, в который попали материалы «прослушек» спецслужб, главный полицейский страны был сильно озабочен его судьбой.

«Подсудимый Аубакиров: — Коля?

Подсудимый Кусманов: — Министр МВД... Он сказал: будут мешать адвокаты — всех зах...рит. Не шутка, я тебе серьезно говорю — это личная неприязнь. Еще Баха добавил, они хотели Талгата засадить, а Баху вытащить. Мы тут залезли, потом нам подыграли, еще в...ли что-то, Талгата чтобы добить. Вот эти наезды все на Бикена (родной брат Талгата Кайрбаева, бывший начальник ВОЖД — ред.), на дочку — точно, это специально — травля».

А вот еще цитата:

«Государственный обвинитель: — Скажите, речь шла об освобождении Отарбаева? Кудрявый это Отарбаев?

Подсудимый Кусманов: — Да. Был разговор, но он далеко не ушел, разговор об изменении меры пресечения под залог.

Председательствующий: Об изменении меры пресечения?

Подсудимый Кусманов: Да, т.е. это домашний арест, не подчистую вытащить — именно изменение меры пресечения под залог, вытащить любыми путями, мы потом узнали, оказывается, это 3,5 млн тенге надо заплатить...

Председательствующий: Скажите, в этих разговорах речь шла о высокопоставленных лицах государства?

Подсудимый: Она шла, конечно, но как предметно говорить, если Ембергенов обманывает и говорит «Шеф, Шеф, Шеф».

Напомним, что под эвфемизмом «Шеф» скрывается некто «Усатый», приходящийся родственником и одновременно покровителем свидетелю Ембергенову Н.З., избежавшему уголовного преследования по делу Зиманова».

Согласно показаниям Кусманова К., данным под присягой в суде, Усатый — это не кто иной, как руководитель президентской администрации Карим Масимов. И это четвертый власть имущий, засветившийся в уголовном деле Мухтара Зиманова.

Кстати, вот как характеризует Ембергенова Н.З., получившего от подсудимого Юсупова Р. миллион долларов США за «развод» по данному делу, сам Кусманов К. (цитируем):

«Подсудимый Кусманов: Ембергенов напрямую обманывал Юсупова, я это имею в виду. Это все передавалось по цепочке и доходило до тюрьмы, до моего друга... Ембергенов на сегодняшний день, он здесь настоящий мошенник, это мое мнение... я знаю, что он реально обманывал Юсупова».

Учитывая все эти моменты, мы уверены, что ни руководитель администрации президента Карим Масимов, ни генпрокурор Асхат Даулбаев не пойдут против своих родственников и подчиненных и не захотят ссориться с председателем АБЭКП Рашидом Тусупбековым.

Таковы логика и правила неписанной казахстанской конституции, которая сводится к нескольким простым формулам: «Прав тот, у кого больше прав», «С богатым не судись, с сильным не борись» — и другим, припомнить которые мы оставим нашим читателям.